Политика конфиденциальности

Мы работаем уже:
лет
мес
дней
час
мин
сек
Звоните! Калуга: (4842) 79-05-05, 222-111, Москва: (495) 150-05-30, Тула: (4872) 36-72-25
Поиск
us

Статьи/«Алеан» исполнилось…

  • 0

  • 0 комментариев

Людмила Прунцева: «Однажды мы откроем свой офис за рубежом»

Первого сентября компания «Алеан», являющаяся лидером на региональном рынке переводческих услуг, отметит свой двадцатый день рождения. За два десятка лет предприятию удалось пройти путь от небольшого бюро переводов до крупного лингвистического центра, в состав которого сегодня входят несколько различных подразделений и школа иностранных языков «Big Apple». Об интересных фактах из корпоративной истории, неслучайных случайностях и планах, которые непременно должны реализоваться, накануне юбилея мы побеседовали с Людмилой Прунцевой – заместителем генерального директора Центра профессионально перевода «Алеан».

Людмила Прунцева — заместитель генерального директора Центра профессионально перевода «Алеан».

— Людмила, здравствуйте. У нас прекрасный повод для встречи – грядущий день рождения компании. Два десятка лет за плечами! Какие ощущения в связи с этим? Двадцать лет как один день?

— Конечно, нет! Двадцать лет – это срок и немалый. За эти двадцать лет столько всего случилось!

— Вы все эти годы работаете вместе с Оксаной?

— Я в «Алеане» уже 18 лет. Оксана начинала этот бизнес одна – была первопроходцем. Шел 97-й год, лихие были времена.

— И все же, она решилась и начала свое дело. Кто не рискует, тот не пьет шампанского.

— Конечно. Оксана по натуре очень активная, пробивная. Она идеолог, к тому же овен по знаку зодиака. А я – телец, если необходимо могу притормозить и уравновесить. Наверное, мы поэтому с ней и сошлись. В 99-м она пригласила меня в свою команду. А знакомство наше началось гораздо раньше — мы ведь вместе учились в институте.

Оксана Сторчак — Генеральный директор ЦПП "АЛЕАН" и Школы иностранных языков Big Apple

— Свой первый офис помните?

— Мы начинали в Народном доме. Там снимали небольшое помещение. Когда Народный дом отдали «народным» организациям, нам пришлось переехать, и мы нашли офис поблизости – на улице Ленина, в Доме профсоюзов. Это наше представительство существует по сей день – место хорошее, проходное, любимое – от него мы не стали отказываться. Со временем были приобретены помещения в здании на Плеханова 48/8, уже 11 лет с тех пор прошло.

— И тогда в планах была исключительна переводческая деятельность?

— С момента создания компании тогда прошло еще слишком мало времени, и мы только переводами думали заниматься. О расширении сферы деятельности речи не шло. Нам просто знания нужно было куда-то девать, учились то мы не просто так. Правда, нельзя сказать, что мы работали по профессии, ведь в дипломах наших написано «педагог», но база языковая у нас была хорошая и хотелось ее где-то применить, что мы и сделали.

— Выходит, переводческие услуги тогда были востребованы на рынке?

— А этого никто не знал, пока не начали прощупывать рынок. И оказалось, что это востребовано, потому что много совместных предприятий стало организовываться в регионе, союз наш разваленный стал выходить на международные рынки. Все инструкции и документация приходили на иностранном языке и, естественно, наши все хватались за голову. Хватайся, не хватайся, а переводить придется. И на помощь пришли мы. И были первыми.

— Попали в струю, получается.

— Так и есть. Нашими первыми клиентами было госпредприятие «Росвооружение» (сейчас – ФГУП «Рособоронэкспорт» — прим. автора) – по их линии у нас была база «Арсенал 60». Оксана тогда лично ездила в Египет сдавать переводы. А по возвращении открыла свою фирму.

— Переводами занимались вы сами?

— И сами переводили, и привлекали людей со стороны. Но проверяли все лично.

— То есть объемы работ уже на тот момент были серьезные?

— Они были огромные! К тому же, у нас в «помощниках» были только печатные машинки, и все это занимало массу времени. Компьютеров у нас тогда не было, об Интернете речи вообще не шло. Мы и не знали, естественно, что прогресс в скором времени так далеко шагнет, поэтому справлялись со своей задачей теми средствами, которыми располагали. 
Нашим следующим крупным заказчиком стала Калужская пивоваренная компания – SABMiller Rus. С ними мы очень тесно сотрудничали. Завод тогда только построился и начинал работу, вся документация была на английском языке, так как корни компании из ЮАР. Мы с ними до сих пор дружим и работаем. Даже когда их выкупил Efes, они остались нашими клиентами. У них не только письменные переводы востребованы, но и устные. В общем, они наши давние хорошие партнеры. Отношения между нами очень теплые. В компании до сих пор работают люди, с которыми мы на заре своей деятельности налаживали связи и начинали сотрудничество.

— Параллельно вы все-таки открыли направление по переводу документов.

— Чему быть, того не миновать. Мы к этому не стремились, однако все, можно сказать, произошло само собой. К нам потянулись мигранты из бывших союзных республик. Мы этим не планировали заниматься никогда, но так жизнь сложилась, время продиктовало нам свои правила.

— То есть люди просто приходили к вам с улицы и просили сделать перевод документов?

— Изначально они приходили к нотариусу, а нотариус в свою очередь, отправлял их к нам. Мы тогда работали и дружили с Сергеем Алексеевичем Поспеловым. В тот момент еще не требовалось присутствие переводчика у нотариуса. Мы просто переводили, ставили подпись и человек шел с документом к нотариусу за заверением. Тогда это стоило сущие копейки, сейчас таких цен не существует. Понятно, что заработка с этого никакого не было. Но люди шли, а коль они шли, значит, мы были нужны. 

И так постепенно «выползли» все бывшие союзные республики со своими языками. Что делать? Надо было искать переводчиков, которые имеют право переводить. Кинули клич. Искали переводчиков через объявления в газетах. Собрали команду внештатников, потому как штатных сотрудников мы постоянной работой тогда обеспечить не могли. Понимали, что наши услуги людям очень нужны, потому что ехать из Калуги в Москву, чтобы перевести документ с азербайджанского – совсем не вариант. А в начале двухтысячных в Калугу хлынул настоящий поток мигрантов. 

В общем, вливались мы в это постепенно. В итоге появилось это направление в нашей деятельности – перевод личных документов, и оно до сих пор востребовано. Кстати, это и стало стимулом к открытию офиса на Плеханова.

— Сегодня вы выходцам из бывших союзных республик гораздо больше услуг оказываете, чем просто перевод личных документов.

— Конечно. Потому что и законодательство поменялось, и требования к документам возросли. Любые изменения мы отслеживаем и там где мы можем помочь, поучаствовать – почему бы нет. И чем больший спектр услуг оказываем, тем больше людей можем охватить. Так сложилась жизнь, что получилось несколько направлений. Это изначально были переводы для юридических лиц, потом появилась эта «речка» из мигрантов – поток, который влился в общую массу, а потом в 2010 году мы открыли языковую школу BigApple.

— Это тоже случайность была?

— Не поверите, но нас к этому подтолкнули наши друзья, знакомые, постоянные клиенты. Мы часто слышали вопрос «А почему вы только переводите? У нас дети, которых надо учить языку, да и сами мы хотим учиться». Честно говоря, мы были озадачены. До того момента со сферой образования мы не связывались, наоборот, плавно ушли от нее после института, отправившись работать не в школу. Сейчас мы смеемся – надо же так жизнь сложилась: от чего мы бежали, к тому в итоге и пришли. Это удивительно! Правду говорят, что все идет по спирали.

В итоге, после долгих взвешиваний и обсуждений решили, что если люди готовы приходить к нам за знаниями, нужно развивать и это направление. Помещения у нас были, правда, не так много. Но на первом этапе дополнительные аудитории мы арендовали, а со временем стали покупать кабинеты. Получили образовательную лицензию в 2010 году. Это было ох как нелегко!

Масса языковых курсов, которые открыты в Калуге, работают без лицензии. Это законом не запрещено, но у них нет права выдачи сертификатов на языковые уровни и прочих привилегий. Мы получили лицензию и поэтому можем принимать экзамены и выдавать официальное свидетельство о том, что человек освоил определенный уровень.

Смена законодательства в какой-то момент заставила нас снова пройти процедуру лицензирования, уже во второй раз. Мы получили лицензию от регионального министерства образования. Это был серьезный и очень непростой пусть – необходимо было прописать массу собственных новых программ.

— Вас на фоне конкурентов это очень выделяет. Люди, которые учат язык с серьезными намерениями, идут обучаться в «BigApple».

— Конечно. Хочется, чтобы все было по-честному, по правилам, в рамках закона. Чтобы люди учились не просто в конторе, организованной на базе ИП, а в серьезном образовательном учреждении. Учиться ведь можно где угодно, но есть ли в таком обучении смысл? Человек исправно посещал занятия, получал знания, а результат какой? Непонятно. Какого уровня он достиг? Для кого-то ведь это очень важно. У нас массу экзаменов люди сдают, когда выезжают за границу, в том числе на ПМЖ. И по немецкому языку, и по английскому. Все сдают и нареканий еще ни от кого не было. 

— А кроме стандартного набора языков, тех, что наиболее востребованы всегда, экзотику какую-нибудь преподаете?

— Преподаем, только, если честно, сейчас это уже нельзя назвать экзотикой. Зато у нас есть интересные варианты преподавания. Допустим, многие японцы учат английский или русский через английский. С японцами вообще очень интересно! Правду говорят, что у них гиперпослушные дети. Они действительно очень отличаются от наших. Даже по малышам это видно хорошо. Русские, да даже дети европейцев, более подвижные, временами непослушные. А эти будут смотреть в рот! Они спокойные, уравновешенные. Практически без эмоций. Но очень интересные. Они сначала осторожничали, а теперь привыкли. В этом огромный плюс работы в языковой сфере– можно пообщаться с людьми, менталитет которых сильно отличается от нашего.

— Пусть у вас будет больше таких покладистых учеников! И все же большинство клиентов школы «Big apple» — это наши соотечественники. Какой язык, кроме английского и немецкого, сейчас наиболее востребован у русскоговорящих?

— Очень активно сейчас изучают итальянский. После общения с клиентами я поняла, что многие учат этот язык просто потому, что любят Италию и часто ее посещают. Чтобы иметь возможность спокойно там общаться, они учат язык. Некоторые хотят после выхода на пенсию отправиться в Италию жить, благо финансовые возможности позволяют. В общем, абсолютно разный контингент учит итальянский, но всех этих людей объединяет любовь к итальянскому языку.

Бывают вообще заявки на изучение нереальных каких-нибудь языков, но охватить все невозможно.

Мы всегда на всякий случай опасаемся, что у нас не будет работы, наверное, как любые руководители. Потому что для нас компания – это семья настоящая. За людей переживаем, стараемся всех обеспечить работой. Поэтому мы все время стараемся что-то новое для себя найти, ищем пути для развития.

— И сейчас снова в поисках?

— Да. Прошло уже достаточно много времени. Школа открылась в 2010-м, вторую лицензию получили в 2016-м году. Надо двигаться дальше. И сотрудников у нас уже много, и все загружены, но нам необходимо придумать что-то новое.

— Сколько сегодня специалистов в штате?

— Навскидку не могу сказать, потому как компаний то несколько: переводами занимается одна, школа – это другая, а переводом личных документов третья. У нас ведь и в Туле еще работает филиал, там два офиса. Это была очень интересная история. Нам позвонили из Тульской нотариальной палаты и попросили открыться у них.

— Снова судьба.

— Она к нам благосклонна, да. (Смеется). Когда мы начали в Калуге переводить личные документы, туляки, узнав об этом, стали к нам приезжать. И этот звонок из нотариальной палаты подтолкнул нас к открытию тульского представительства «Алеана». Развивать бизнес в соседнем регионе поехала наша коллега Анна Ульянова, которая, кстати, и сейчас в Туле возглавляет наш филиал.

— А школу языковую в Туле почему до сих пор не открыли?

— Преподавать язык тулякам официально мы лишь по скайпу можем, потому что по лицензии мы имеем право вести преподавательскую деятельность только в Калужском регионе. С лицензией министерства образования вообще все очень серьезно. Нас так зажимают в тиски всегда, но мы выдерживаем. (Смеется). Две проверки уже выдержали. Отношение к нам не как к коммерческой организации, а как к муниципальному образовательному учреждению со штатом методистов, расписанием…

— Это повод для гордости, не сомневайтесь. Вслед за Тулой, нет планов «пустить корни» в других областях?

— Возможно, мы собрались бы, однако есть несколько «но». Для того, чтобы открыть представительство в другом регионе, туда просто необходимо отправлять местного специалиста, который в этот каше варится уже лет десять, не меньше. А на данном этапе, кандидатуры две – я или Оксана, пока у нас нет возможности отправить кого-то еще. Но в силу семейных обстоятельств мы на такой серьезный шаг не готовы. За время существования компании мы между делом успели нарожать кучу детей. (Смеется). Оставить семьи просто невозможно. Видимо, пока дети не подрастут, мы на это не решимся. Но мысли постоянно посещают.

— В Москве филиал какое-то время работал, а сейчас деятельность в столице прекращена. По какой причине?

— Первая и основная причина опять же в необходимости нашего постоянного присутствия в московском офисе. Бесконечно ездить туда-обратно – это оказалось очень трудной задачей.

— В Москве и конкуренция серьезная.

— Не в конкуренции даже дело, а в том, чтобы угадать, где территориально открыть офис. Спрогнозировать движение людских потоков, оказаться поближе к нотариальным конторам. В столице нотариальное заверение стоит баснословных денег. Ну а конкуренция – это само собой. Там монстров перевода хватает, безусловно. Для нас мудрым решением оказалась ликвидация московского представительства на данном этапе.

— В Калуге ощущаете себя на голову выше конкурентов?

— Не могу сказать, что на голову выше. Конкуренты всегда есть. Мы мониторим их деятельность, также как и они нашу. Но я не могу сравнивать. Путь у каждого свой. Какой смысл мериться чем-то? Смотреть чем они занимаются – да. Мы ведь во всем были первыми. С нас срисовывают, идут за нами. Пока никаких новых идей у конкурентов мы не увидели. А если будет что-то новое, мы только рады, здоровая конкуренция – это всегда хорошо.

— Являясь лидерами и новаторами, получаете удовлетворение от проделанной работы?

— Конечно! Мы здесь, мы с удовольствием ходим на работу, и получаем удовлетворение от каждого дня. И, оборачиваясь назад, тоже испытываем удовлетворение. Наверное, это уникальный случай, когда ты с удовольствием идешь на работу. Это огромное достижение в жизни.

— Счастье.

— Да, это счастье настоящее. С утра с удовольствием идешь на работу, а вечером домой. Никогда у меня нет такого чувства, что я не хочу на работу. Исключение может быть, только если испытываешь какое-то физическое недомогание. Мне нравится то, что я делаю, я люблю этим заниматься. И язык не пропадает здесь. Всегда можно с иностранцами пообщаться. 
И вроде все ровно, наслаждайся, но нет — хочется что-то новенькое прощупать. Пока не знаю что, но уверена – что-то будет.

— Наблюдение мое личное – у вас все сотрудники утром с удовольствием идут на работу. Потому как, приходя сюда, а я, во всяком случае, в школе языковой являюсь частым гостем, сразу погружаешься в атмосферу добра. Как вам удается подбирать правильные кадры?

— Мы просто разговариваем с людьми. Не интервьюируем так, как учат умные книжки, а просто беседуем – мы к этому пришли в итоге, потому, что именно так понимаешь, твой это сотрудник или нет. Удивительная ситуация – все наши сотрудники – не калужане.

— Это случайность?

— Да, так вышло совершенно случайно. От нас очень мало людей уходит. А если уходят, то по большей части – в декрет. (Смеется.) Мы ведь не против детей. Всегда говорим своим девчонкам – внесите свою лепту в коллектив и рожайте на здоровье. Это ведь тоже важное предназначение женщины.

— Уже совсем скоро ваш преимущественно женский коллектив соберется, чтобы отметить важное для компании событие – ее двадцатилетие. Какова программа празднования?

— У нас запланирован тематический корпоратив, несколько лет назад мы завели такую традицию. Это намного интереснее, чем просто сидеть за столом. В этом году наша тема – интеллектуальное казино. Задан определенный дресс-код. Уже собрана команда знатоков, подготовлены вопросы. 

Конечно, этот вечер мы проведем в окружении давних друзей, партнеров. Пригласили и наших бывших сотрудников, которые в силу семейных или других обстоятельств уехали из Калуги, но остались нашими друзьями.

— Какие вы молодцы.

— Мы если расстаемся с сотрудниками, то стараемся только с положительными эмоциями это делать. Все хотят двигаться дальше, расти. У нас ведь такой бизнес очень интересный – расти можно, не в вертикальной, а в горизонтальной плоскости. Себя нужно развивать.

— Что касается личностного развития, вы с Оксаной, этим тоже регулярно занимаетесь, насколько мне известно.

— Мы стараемся учиться, конечно. Посещаем большинство мероприятий, организованных Калужской ТПП, ездим на семинары в Москву, ежегодно бываем на переводческом форуме, где собирается наша слаженная команда переводчиков. Московский переводческий союз организовывает мероприятия, их тоже посещаем. Это общение интересное очень. Возможность обменяться опытом с монстрами перевода, которые с госкорпорацией «Росатом» работают, например. Они современные технологии внедряют, имеют офисы за рубежом. 
Вот какая мысль нас не оставляет! Это то о чем мы всегда думаем, но не можем решиться – открытие офиса за границей.

— С какими трудностями это сопряжено?

— С законодательством той страны, в которой мы будем открываться. Законодательство, бухгалтерия… Все разное, все нужно изучать. И опять же вопрос с кадрами. Но я думаю, мы эту мечту рано или поздно воплотим в жизнь.

— И я искренне вам этого желаю!

Беседовала Ирина Личутина

Добавить комментарий

Политика конфиденциальности